Business Engineering Group | Главная страница Бизнес Инжиниринг Групп | Главная страница Написать письмо Написать письмо Карта сервера Карта сайта
Бизнес Инжиниринг Групп
ЧаВо Форум Контакты Прайс
ЧаВо
Форум
Контакты
Прайс
О фирме
Консалтинг
Обучение
Инструменты
Клиенты
е-Государство
Теория
Публикации
Методология бизнес-инжиниринга

Стратегия

Структуры

Процессы

Персонал

Финансы

Логистика

Маркетинг

Менеджмент качества

Менеджмент знаний

Информационные технологии

Библиотека избранных статей по менеджменту

Общие концепции современного менеджмента
Методологии бизнес-инжиниринга и бизнес-моделирования
Стратегическое управление
Организационное проектирование. Управление процессами и проектами.
Организационная культура и организационное поведение. Управление персоналом.
Логистика и управление производством
Финансовый менеджмент. Управленческий учет, бюджетирование.
Современный маркетинг
Менеджмент качества
Менеджмент знаний
Информационные технологии
Управленческий консалтинг
Краткий словарь терминов современного менеджмента

Задайте нам вопрос

Имя:

Компания:

Телефон:

E-mail:

Вопрос:
Введите число на рисунке:
Ближайшие семинары
Новые организационные технологии: организационное проектирование в условиях постоянных изменений. Как это делают сегодня? Узнайте на семинарах «Бизнес Инжиниринг Групп»
подробнее подробнее...
Главная | Публикации | Библиотека избранных статей по менеджменту | Организационное проектирование. Управление процессами и проектами.

Нейролингвистические основы реинжиниринга бизнеспроцессов

Крючков В.Н.

 

Слово обладает собственной и особой властью. Из ничего приходит оно, обретая звук и смысл, и дает начало всему. Через слово способен человек общаться с миром на равных.
Н. Скотт Момадэй. «Путь к горе дождей»

Изучение многочисленных публикаций на тему реинжиниринга бизнес-процессов (РБП), включая труды отцов-основателей1, наводит на мысль о том, что перед нами не новая парадигма управления, а религиозная доктрина, сопровождаемая заклинаниями типа: «все, что не радикально, реинжинирингом не является», «все, что не фундаментально, реинжинирингом не является». Просто мантры 2 какие-то.

Что же стоит за реинжинирингом на самом деле? Пол Страссман прямо считает, что — ничего нового3. Кроме того, литература сорокалетней давности по исследованию операций полна примеров радикального усовершенствования процессов управления в результате тщательного переосмысления последних — не менее эффектных, чем приводимых М. Хаммером и Дж. Чампи.

Казалось бы, отечественная литература, посвященная вопросам теории управления производством, традиционно также уделяла повышенное внимание процессам управления. Однако более внимательное прочтение основных отечественных монографий, посвященных этому вопросу, приводит к неутешительному заключению, что большинство теоретических положений того времени, касающихся процессов управления, мало применимо к современному производству.

Например, Г.Э. Слезингер утверждал, что «процессы управления в их совокупности призваны обеспечить единство действий и целенаправленность работы коллективов всех основных, вспомогательных и обслуживающих подразделений предприятия для успешного выполнения плановых заданий по производству и реализации продукции и услуг»4. То есть, целью процесса управления объявлялись не реальные потребности потребителей, не параметры рынка, а плановые задания, которые в советское время разрабатывались с учетом необходимости загрузки смежных предприятий, использования дешевого сырья, использования местных ресурсов и еще много чего, кроме реальных потребностей конечных потребителей. Иначе говоря, строился раз и навсегда определенный, универсальный процесс управления, с заранее готовым универсальным результатом — плановым заданием.

Остальные авторы также, к сожалению, оказались в плену завораживающей прозрачности плановой экономики.

Так в чем же, все-таки, «соль» новой парадигмы или ее «фокус-покус», как выразился Страссман?

Не найдя этого прямо в трудах основоположников и многочисленных статьях и монографиях, посвященных РБП, автор выдвинул гипотезу, что «соль» РБП — в заимствовании ряда идей из нейро-лингвистического программирования (НЛП).

К сожалению, существенную роль в понимании сути реинжиниринга играет качество перевода первоисточников. Как показывает анализ перевода книги М. Хаммера и Дж. Чампи5, одни искажения появляются вследствие неустранимых различий в грамматике русского и английского языков, в то время, как другие — целиком и полностью лежат на совести переводчиков. Однако и те и другие вносят значительные поправки в смысл излагаемой концепции, поэтому статья начинается с раздела, посвященного искажениям перевода.

Искажения перевода

Реинжиниринг бизнес-процессов пришел в отечественную практику в переводах с английского (американского) языка, что, смеем утверждать, сыграло немалую роль в искажении его концепции. Как свидетельствует практика переводов, «отсутствие полного совпадения между английским и русским научно-техническим стилями можно обнаружить и при изучении сравнительной частоты употребления в них отдельных частей речи. Как отмечалось, для научного изложения в целом характерен признак номинативности, т.е. более широкое использование существительных, чем в иных функциональных стилях. Однако и здесь сопоставительный анализ переводов показывает, что в русском языке эта тенденция выражена более четко и при переводе английские глаголы нередко заменяются существительными»7. Как будет видно из следующего раздела, замена глаголов существительными коренным образом меняет суть процесса реинжиниринга.

Итак, рассмотрим искажения перевода, повлиявшие, на наш взгляд, на восприятие новой концепции отечественными специалистами:

  1. Слово «реинжиниринг», представляющее собой в оригинале герундий (отглагольную форму), в русском переводе превратилось в существительное. В результате замены глагольной формы на существительное мы получили классический пример номинализации со всеми последствиями, изложенными в следующем разделе статьи. Достойно сожаления, что, проявив ненужную принципиальность в приближении основополагающего термина к русскому звучанию «реинжиниринг», коллектив переводчиков7 не озаботился грамматической точностью его перевода, требующей хотя бы предупреждающего примечания.

  2. Формулируя определение реинжиниринга, Хаммер и Чампи выделяют такую характеристику вызываемых им изменений как «dramatic»8. В переводе она трансформируется в «существенные»9. Во-первых, в английском языке есть целый ряд слов: «essential», «material»; «considerable» {значительный}; «important», «substantial» {важный}; «vital» {жизненный}, которые больше соответствуют слову «существенные». Тем не менее, авторы выбрали именно «dramatic», поскольку характер изменений, влекущих за собой коренную ломку сложившихся методов работы, значительные сокращения рабочих мест и передел властных полномочий иначе как «драматичными» не назовешь.

  3. Отметим еще одно искажение перевода, которое стоит отнести к содержательным, хотя, на первый взгляд, оно больше относится к стилю. Прочитав термин «алмазная модель...», с большим трудом можно продолжать чтение, поскольку «золотые правила» и «мировые бестселлеры» с их дурновкусием возбуждают естественное отвращение у специалистов. И только обращение к оригиналу позволило реабилитировать авторов, отличающихся безукоризненным вкусом. Претенциозно звучащее в русском переводе название ключевой схемы М. Хаммера и Дж. Чампи «алмазная модель системы внутрифирменного управления» в оригинале выглядит как «the business system diamond», что делает словосочетания «алмазная модель» и «внутрифирменного управления» ненужными и загромождающими исходный смысл украшательствами. Diamond переводится как «алмаз», «бриллиант» и «ромб». Сама схема (рис. 1) наводит на мысль о первичности понятия «ромб», и — только на правах подтекста — допускается понятие «бриллиант», как алмаз, получивший соответствующую огранку. Оригинал проще и технологичнее перевода. То же можно сказать и о переводе понятия Business System, которое по смыслу одновременно и проще и богаче понятия «система внутрифирменного управления».

    The Business System Diamond10

    Рис. 1. Ромб бизнес-системы

    Кстати, Е.Г. Ойхман и Э.В. Попов в своей книге описывают эту схему просто — «компания может быть представлена в виде ромба», назвав всю схему «компоненты бизнес-системы»11. Трудно удержаться от замечания, что в схеме авторы поменяли направление стрелок, по сравнению с оригиналом, на противоположное, но об этом как-нибудь в другой раз.

  4. Переводчики постоянно «толкуют» авторов. Например, авторы пишут: «We define a business process as a collection of activities that takes one or more kinds of input and creates an output that is of value to the customer»12. Перевод выглядит следующим образом: «Мы определяем бизнес-процесс как совокупность различных видов деятельности, в рамках которой «на входе» используются один или более видов ресурсов, и в результате этой деятельности на «выходе» создается продукт, представляющий ценность для потребителя»13. Как видно невооруженным глазом, ни «одного или более видов ресурсов», ни «продукта» в оригинале нет, а подобное «разжевывание» смысла только его засоряет. В результате, простое сравнение объема текстов девяти первых глав показывает, что в оригинале содержится 341 632 знаков, а в переводе 424 760. 25% «лишнего» текста не могут быть оправданы только разной длиной слов русского и английского языков. Слишком рьяное «миссионерское» стремление возвестить новую истину принесло, на наш взгляд, переводу больше вреда, чем пользы (можно назвать его «налогом на добавленный смысл»).

Остается выразить одновременно как признательность коллективу переводчиков, взявших на себя нелегкий труд донести до российских читателей основополагающий труд создателей новой концепции управления, так и сожаление по поводу допущенных ими неточностей, заметно исказивших конечный результат.

Искажения номинализации и национальных культурных фильтров

В недавнем интервью один из основоположников НЛП Джон Гриндер предупреждал: «It would be very useful to modify NLP for specific cultural requirements. NLP was created in California in the «70»s by two males. It carries a very American framework, using American cultural filters. It requires adaptation, mapping it to other cultures.
NLP carries the risk that comes with any nominalization of an actual experience; that is, writing down a fixed interpretation of a certain experience at a certain moment. Once you write something down, you risk getting Fundamentalists, who stick to the form and Liberals who will re-interprete the form, attempting to update it to give it a current relevance. Oral communication has the advantage that the form will evolve with the context»14.

В русском переводе это означает следующее: «Было бы очень полезно изменять НЛП соответственно определенным культурным требованиям. НЛП было создано в Калифорнии в 70-е годы двумя мужчинами. Оно — ярко выраженная американская конструкция, использующая американские культурные фильтры. Оно требует адаптации, привязывающей его к другим культурам.
НЛП несет риск, который проявляется с каждой номинализацией фактического опыта; то есть Вы записываете фактическую интерпретацию конкретного опыта в определенный момент. Как только Вы записываете кое-что, Вы рискуете столкнуться как с фундаменталистами, которые придерживаются формы, так и с либералами, которые будут заново интерпретировать форму, делая попытку модернизировать ее, чтобы увязать ее с контекстом. Устное общение имеет то преимущество, что форма развивается вместе с контекстом».

Именно здесь, на наш взгляд, и «зарыта собака»! Именно в а) номинализации и б) национальных культурных фильтрах кроется ключ к пониманию реинжиниринга. Рассмотрим их подробнее.

Номинализация

В своей книге «Из лягушек в принцы» Дж. Гриндер и Р. Бендлер писали: «В лингвистике существует понятие, называемое «номинализация». Номинализация — это когда вы берете процесс и описываете его так, как будто это событие или вещь. Таким образом вы напрочь запутываете себя и окружающих — если только вы не помните, что это не опыт, а представление»15.

Позднее, в книге «Структура магии» они упоминают о номинализации как о «процессе, когда в результате языковых трансформаций то, что в репрезентации глубинной структуры представлено словом, обозначающим процесс, — глаголом или предикатом, — в поверхностной структуре становится словом, обозначающим событие, — именем или аргументом»16.

Мы имеем дело с психическими последствиями лингвистических операций, приводящими к потере ощущения потока времени. Более того, выпадая из потока времени, субъект теряет взаимосвязь с контекстом происходящего. В психотерапии существуют техники разрушения номинализаций и возвращения пациентов в нормальное течение жизни.

Так, продолжая рассуждения о номинализации, Дж. Гриндер и Р. Бендлер пишут: «Один из способов приобретения скованности у людей заключается в том, что непрекращающийся процесс у них превращается в событие. События представляют собой нечто, происходившее в какой-то момент времени и завершенное. После того, как они произошли, их результаты зафиксированы, и ничего нельзя сделать, чтобы изменить их. Такой способ репрезентации своего опыта обедняет в том смысле, что пациенты, представляя непрерывающиеся процессы в форме событий, утрачивают над ними контроль...Способность психотерапевта изменить искаженные части модели пациента, связанные с тем, что процессы репрезентированы как события, предполагает у него способность распознавать номинализации, присутствующие в поверхностных структурах пациента.

Сделать это можно, рассмотрев поверхностные структуры пациента, проверив каждый не-глагол в предложении и подумав, нельзя ли придумать какой-либо глагол или прилагательное, которое тесно связано с ним, как по виду, так и по значению»17.

Именно здесь самое время вспомнить рассуждения М. Хаммера и Дж. Чампи о замене «функциональной парадигмы» А. Смита «процессной парадигмой» реинжиниринга. Они приводят цитату из «Богатства наций» А. Смита, описывающую функциональное разделение труда, составляющее основы функциональной парадигмы. Искажения, допущенные при переводе этой цитаты требуют поместить ее разделом выше, но содержательная сторона этих искажений достойна рассмотрения именно здесь. Итак, в оригинале цитата выглядит следующим образом:

«One man,» Smith wrote, «draws out the wire, another straightens it, a third cuts it, a fourth points it, a fifth grinds it at the top for receiving the head; to make the head requires two or three distinct operations; to put it on is a peculiar business, to whiten the pins is another; it is even a trade by itself to put them into the paper»18.

В переводе она обрела следующий вид:

« Один человек тянет проволоку, другой выпрямляет ее, третий обрезает, четвертый заостряет конец, пятый обтачивает один конец для насаживания головки; изготовление самой головки требует двух или трех самостоятельных операций; насадка ее составляет особую операцию, полировка булавки — другую; самостоятельной операцией будет даже завертывание готовых головок в пакетики»19.

У А. Смита нет номинализаций, присутствующих в переводе. Более того, ничто не заставляло переводчиков использовать эти номинализации — можно было вполне адекватно перевести, не искажая авторский синтаксис! Кстати, смысл тоже можно было передать точнее, например, «самостоятельное ремесло» — не совсем одно и то же, что «самостоятельная операция». Но важнее вот что: у А. Смита нет «изготовления самой головки», а есть « to make the head» (делать головку); нет «полировки булавки», а есть «to whiten the pins» (полировать булавки) и т.д.

А. Смит не погрешил против смысла, описывая процесс в глагольной форме. Он совершенно точно, практически в соответствии со стандартом IDEF0 (!), описал бизнес-процесс. Смысловую ошибку допустили переводчики текста. Характерно, что переводили текст в основном кандидаты экономических наук. Это подчеркивается не для того, чтобы бросить камень в их огород — они честно выполнили свое дело, дав в руки специалистам очень нужный текст — просто они были в плену отечественной терминологии, основанной, естественно, на « великом и могучем», но совершенно не динамичном русском языке. Он (великий и могучий) безжалостно омертвляет динамичные формы герундия (Marketing, Reengineering), придавая им статичность существительных (маркетинг, реинжиниринг).

Итак, суть открытия А. Смита в том, что он первым, не упоминая этого, применил «триаду управления» (рис. 2):

Рис. 2. Процесс управленческого нововведения

Вначале процесс описывается в виде ряда последовательно идущих действий, представляемых в глагольной форме (размораживание), затем они классифицируются и компонуются в виде повторяющихся производственных операций (сдвиг) и, наконец, эти производственные операции записываются в форме номинализаций, превращаясь в функции и закрепляя структуру производственного процесса (замораживание). После такой «кристаллизации» производственного процесса его можно планировать, организовывать, координировать и контролировать — он вырван из контекста реального производства, подвергнут упрощению и омертвлен. И то, что обычно называется процессом управления, можно сравнить с гальванизацией трупа или управлением чудовищем Франкенштейна.

На протяжении двух веков производство устраивала парадигма А. Смита, поскольку темп изменений в экономике и производстве был невысок — срок действия модели управления, основанной по функциональному признаку, не превышал жизненного цикла предприятия. И только в конце 20-го века темп изменений возрос настолько, что возникла необходимость регулярного пересмотра сложившейся функциональной структуры управления, поскольку реальные бизнес-процессы просто покидали ее старое русло и процесс управления работал «вхолостую» (рис. 3).

Рис. 3. Соответствие функциональной структуры управления бизнес-процессу

В результате появились концепции Редизайна, бизнес-процессов Т. Дэвенпорта и реинжиниринга бизнес-процессов М. Хаммера и Дж. Чампи. Их потенциал новизны, на наш взгляд, не набирает «критической массы», чтобы стать новой парадигмой. На самом деле они базируются на той же функциональной структуре производственного процесса и процесса управления — просто организуется ее периодический пересмотр, корректировка и сопровождение. То есть, к парадигме А. Смита добавляется периодичность и непрерывность.

Заметим, что новая парадигма (процессная структура управления) заявлена в концепции РБП, но пока не реализована, поскольку темп перемен в современном производстве еще не настолько велик. Эта парадигма потребует реальной работы в понятиях потока работы (этот термин тоже заявлен, но пока не реализован). За ней, несомненно, будущее.

Национальные культурные фильтры (языковые различия)

При рассмотрении принципиальных различий в синтаксисе и семантике русского и английского языков невозможно пройти мимо метких наблюдений К. Аксакова, во многом сохранивших злободневность:

  1. « Великий Ломоносов, а также и известный нам ученый Востоков наложили на наш язык готовую рамку времен, взятую из иностранных языков, Греческого и Латинского, и только видоизменили ее, применяя к языку родному»20.

  2. « Мы должны придти к заключению, что ни одна глагольная форма в нашем языке времени не означает. Очевидно, что самая категория времени теряет смысл»21.

  3. « В русском языке имя удивляет своею даже внешнею правильностью, своим стройным порядком, простотою и ясностью. Глагол напротив отличается своим разнообразием, своим, по-видимому, произволом и прихотью. Не можем не видеть здесь логической основы.

  4. Мир действия представляет иное начало, чем мир предмета, где все получило внешний, определенный образ. Действие есть сила внутренняя, движущая. Здесь возникает личное, так сказать, психическое начало: оно производит столько разновидных, изменяющихся проявлений, оно не подчиняется общим условиям, не сводится к одному спокойному знаменателю, но постоянно живет и волнуется. Чтобы найти основу изменчивых явлений действия, нужно погрузиться во внутрь самого действия, нужно психологическое, так сказать, исследование, чтобы понять внутреннее единство сего, во внешности волнующегося мира. Русский язык вполне понимает и выражает это в своем глаголе; он не подчиняет отдельных глаголов общим внешним рамкам»22.

  5. « И русские и немцы пытались объяснить Русский глагол, но доселе безуспешно»23.

Продолжая традиции русского языкознания, А.М. Пешковский описывает взаимосвязь таких категорий русского языка, как «сказуемость», «глагол», «мысль», «речь»:

  1. «... Вот этот оттенок в слове, показывающий, что слово соответствует не представлению только, а целой мысли, называется в синтаксисе сказуемостью. Сказуемость — это грамматическая категория, и притом важнейшая из категорий, так как в ней тесно сцепляются речь с мыслью»24.

  2. « Собственно глаголы и слова, сливающиеся в единое целое с собственно глаголами, оказываются все выразителями категории сказуемости»25.

  3. «... В глаголе и только в глаголе мы имеем то сцепление воли с представлением, которое рождает мысль... Мысль есть активное соединение представлений, а глагол выражает действие, т.е. активное отношение предмета к своему признаку»26.

  4. « Психология учит нас, что процесс мышления тем именно и отличается от простой ассоциации представлений, что в нем мы соединяем наши представления, а не они соединяются в нас. Здесь имеет место сознательный выбор представлений и сознательный контроль над соответствием или несоответствием их самих и их взаимоотношений с действительностью..., здесь происходит работа (недаром многие ленятся думать), а всякая работа связана с волевым импульсом»27.

Отсюда следует неоценимая роль глаголов в описании бизнес-процессов — именно они снимают с процессов оковы номинализации, заставляют менеджеров мыслить наперекор расслабляющему потоку хаоса. Это важно понимать, иначе глагольному описанию бизнес-процессов можно придать упрощенное толкование: «Для именования процессов целесообразно использовать отглагольные формы, чтобы отличать их от имен подразделений»28. Считаем необходимым указать на данную ошибку, поскольку она допущена глубоко уважаемыми авторами и отражает глубину непонимания проблемы. Большинство других авторов просто прошли мимо этого, «молча» смирившись с требованиями всемирно признанного стандарта IDEF0 описывать процессы с помощью глаголов.

Проецируя эти соображения на область управления производством, получаем следующие выводы:

  1. Организация процесса реинжиниринга потребует существенного стимулирования членов рабочих групп, поскольку подобная умственная работа не является естественной для управленцев и выльется для них в немалое напряжение интеллектуальных сил.

  2. При описании процессов надо максимально использовать наиболее простые глагольные формы. При этом глаголы неизбежно «потянут за собой» обширные контексты, которые надо оставить для следующих стадий описания.

  3. С каждым новым описанным процессом количество информации будет нарастать и рабочая группа начнет испытывать интеллектуальную перегрузку. Руководителю работ следует гибко задавать уровень абстракции при описании, чтобы не допустить прерывания процесса описания.

В качестве «побочного результата» вышеприведенных рассуждений можно привести мета-рассуждение о самом термине «реинжиниринг». В английском варианте он представляет собой герундий, отглагольную форму от глагола «reengineer». Герундий несет на себе меньший отпечаток «глагольности», со всеми вытекающими последствиями, но все же остается отглагольной формой, обладающей всеми признаками действия. В русском переводе он однозначно превращается в существительное. То есть, номинализация происходит «автоматически», «бессознательно». Иными словами, концепция, призывающая к действию, и, собственно, являющаяся действием, при переводе превращается в несвязный набор функций.

Таким образом, реинжиниринг повторил печальную судьбу своих предшественников на российском рынке:

  • Маркетинг (marketing)

  • Эккаунтинг (accounting)

  • Контроллинг (controlling)

  • Лизинг (leasing)

  • Бюджетирование (budgeting) и др.

Все эти благие начинания были «заморожены» дыханием Снежной королевы — Ее Величества Номинализации, и не принесли ожидаемой пользы отечественной экономике. Может быть, именно поэтому...

Глагольные формы реинжиниринга

Уделив столько внимания глаголам в русском языке и обосновав их роль в процессе реинжиниринга, стоит обсудить — в какой именно форме должны применяться глаголы при описании бизнес-процессов. Во-первых, в каком времени?

Как неоднократно отмечалось отечественными лингвистами, русский язык крайне вольно обращается с категорией времени. Достаточно рассмотреть пример из ежедневного разговорного языка, чтобы убедиться в этом: «А он придет ко мне, выберет, что получше, да и уходит восвояси».

Первый и второй глаголы явно стоят в будущем времени, третий — в настоящем, хотя из контекста разговора ясно, что вся ситуация — в прошедшем.

Подобная расплывчатость времени в глагольном описании диктует целесообразность остановиться на настоящем времени, как наиболее нейтральном.

Следующий вопрос, на который стоит ответить, касается инфинитива — применять ли при описании процессов глаголы в форме инфинитива? На первый взгляд кажется, что такой подход позволит сделать описание более универсальным, менее зависимым от времени. Однако более глубокий анализ показывает «коварство», скрывающееся за кажущейся универсальностью инфинитива. Так, И.Ю. Кузьмичева отмечает, что «инфинитив — наиболее отвлеченная форма глагола, не обозначающая реального действия, а только называющая его»29.

По выражению А.М. Пешковского, «язык сделал колоссальное завоевание в области мысли, создав представление о процессе самом по себе, вне связи его с производителем процесса и вне опредмечивания процесса»30. Подобно двум другим неличным формам — герундию и причастию, инфинитив сочетает в себе одновременно глагольные и номинативные черты. Двойственная природа инфинитива нашла свое отражение в работе А.М.Пешковского, который определяет его как «существительное, не дошедшее один шаг до глагола»31. То есть, от инфинитива до номинализации — один шаг, и этот шаг мы чуть не сделали!

Итак, при описании бизнес-процессов далее будем употреблять глаголы:

  • несовершенного вида;

  • третьего лица;

  • настоящего времени.

Примеры: «шлифует», «отгружает», «оформляет», «записывает» и т.д. Третье лицо позволит нам соблюсти универсальность описания — за ним может скрываться как отдельный сотрудник, так и рабочий коллектив.

Процесс реинжиниринга

Осталось обсудить один неясный момент в технологии реинжиниринга. При описании последовательности действий возникает смысловой разрыв между первой фазой (описанием действующих бизнес-процессов) и второй фазой (описанием идеальных бизнес-процессов). С одной стороны, знание действующих процессов позволяет сохранять контекст, в котором они существуют, а, с другой стороны, именно этот контекст не позволяет взглянуть на процессы по-новому.

Чтобы избежать этого противоречия, многие специалисты требуют начинать описание бизнес-процессов сразу с «чистого листа», то есть без предварительного описания действующих бизнес-процессов. Как показывает практика, такой подход часто заводит в тупик вследствие незнания специфики описываемых процессов.

Резюмируя вышеприведенные рассуждения, процесс реинжиниринга можно представить как новую форму управленческой триады (рис. 4).

Софтверный реинжиниринг

Отдельно стоит остановиться на явлении бурного расцвета софтверного32 реинжиниринга на отечественном рынке консультационных услуг. Об опасности увлечения именно этим направлением предупреждали М. Хаммер и Дж. Чампи, характеризуя его как тупиковую ветвь реинжиниринга.

Простейший частотный анализ ресурсов Интернет, проведенный автором, показывает, что в русскоязычном Интернете термин «реинжиниринг» занимает значительно более прочные позиции, чем в англоязычном (табл. 1).

Рис. 4. Процесс реинжиниринга бизнес-процессов

Таблица 1

Сравнение частоты использования терминов в русскоязычных и англоязычных ресурсах Интернет

Это может быть связано как с запаздыванием прихода волны увлечения реинжинирингом в нашу страну, так и с преобладанием у нас так называемого «софтверного» реинжиниринга — легкой кавалерии дорогостоящих корпоративных информационных систем (КИС). Последний аргумент косвенно подтверждается выводами исследования, приведенного на сайте www.finexpert.ru: 83% информации по реорганизации бизнес-процессов имеет отношение к КИС и носит рекламный характер.

Специалисты, пережившие АСУПизацию33 всей страны, помнят эйфорию, сопровождавшую покупку практически любым приличным заводом ЭВМ серии ЕС. Начиналась лихорадочная автоматизация систем бухгалтерского (складского, производственного) учета. Создавалось ощущение, что вот-вот — и все будет учтено могучим АСУП (и АСУ ТП — детищем его). Но проходили месяцы, годы. Пришло понимание того, что перед внедрением АСУ необходимо провести весьма трудоемкий этап подготовки производства к внедрению; что концепцию оптимального управления стоит заменить концепцией удовлетворительного управления и что мечта директора «нажать кнопку и все увидеть» — несбыточна, поскольку во всякой задаче оптимизации есть ограничения.

И вот — не прошло и 20 лет, как все вернулось на круги своя. Те же ожидания, те же ошибки, те же непомерные затраты, сравнимые только с затратами эпохи ГАПизации34 всей страны и та же сакраментальная мечта «нажать кнопку».

Не будем занимать внимание читателя изложением логики софтверного реинжиниринга — достаточно открыть практически любую статью или сайт, посвященные корпоративным информационным системам. Логика проста: описываются существующие бизнес-процессы и вводятся в соответствующую КИС. Технология описания базируется на стандартах серии IDEF.

При этом, обычно в техническом задании на предпроектное обследование предполагается и оптимизация бизнес-процессов, что, как правило, подкупает заказчика. Потом, в ходе выполнения работ, выясняется, что методика и критерии оптимизации отсутствуют — более того, после начала работ по предпроектному обследованию разговоры об оптимизации постепенно затухают. Характерно, что разработчики не могут внятно объяснить отличия бизнес-процесса от хозяйственной операции.

Результатом подобного реинжиниринга является широкая асфальтовая дорога на месте коровьих тропинок.

На описании корпоративных информационных систем есть смысл опять сэкономить время читателя. Достаточно перечислить основные виды КИС, предлагаемые на отечественном рынке: SAP R3/R4, БОСС, Галактика, Парус 8.0 и т.д. Все они отличаются значительной ценой, высокими требованиями к аппаратному обеспечению и тщательно разработанной системой оплаты различных услуг по консультированию и сопровождению. В команде по проектированию КИС, как правило, отсутствуют специалисты по менеджменту — их заменяют системные программисты.

Процитируем мнение специалиста по внедрению корпоративных информационных систем в российском бизнесе: «Внедрение компьютерной системы, особенно западной системы в России, приводит к необходимости проведения некоторой модификации бизнес-процессов, которая в первом приближении может быть названа бизнес-процесс реинжинирингом, хотя сущность данного процесса все же другая. Сразу же необходимо подчеркнуть, что не следует пытаться внедрить компьютерную систему при отсутствии какой-либо четко сформулированной системы управления. То есть, система управления первична, а ее реализация в виде компьютерной системы вторична. Кажется очевидно!

Как показывает практика: в России — совершенно не очевидно. Впрочем, ясно и почему — гораздо легче сказать — давайте внедрять современную систему финансово-экономического управления (в уме — систему управления как таковую, пишем — компьютерную программу), нежели признаться: «Господа! У нас творится черт знает что! Давайте разгребем этот хаос!» Хорошо, если где-нибудь на заднем плане данное желание присутствует. Гораздо хуже (и гораздо чаще) — реальные запросы никем не сознаются и тем более не формулируются. Неупорядоченные бизнес-процессы если не всех, то большинство устраивает (помните пословицу — легче ловить рыбку в мутной воде). В результате несчастный отдел информационных систем (или как там он называется в каждом конкретном случае) ставится перед проблемой, которую не смогли решить высшие руководители предприятия, — разгрести управленческие Авгиевы конюшни и сделать в них евроремонт. Неслабая задача однако. Неудивительно, что на ней нетрудно сломаться»35.

Правда, бывают и приятные исключения, когда менеджеры все же занимаются проблемами внедрения корпоративных информационных систем. Рассмотрим типичный пример логики такого менеджера36. Автор статьи — старший менеджер компании Pricewaterhouse Coopers. Он вскользь упоминает, что «ИТ — это вспомогательный инструмент для повышения эффективности бизнес-процессов», что «ИТ способны стимулировать развитие бизнеса, придавая новые качества продуктам и услугам». Однако, далее внимание автора неотрывно приковано к главной проблеме — сначала он с подкупающей честностью предостерегает руководителей, что «внедрение и использование ИТ сопряжено с серьезными затратами финансовых и временных ресурсов, но достичь желаемого удается далеко не всегда», а затем, посетовав на то, что «средние затраты (в процентах от доходов) на ИТ в российских компаниях существенно ниже, чем в аналогичных зарубежных», рассказывает руководителям весьма поучительную сказку на ночь. Трудно удержаться, чтобы не процитировать ее полностью.

« В одном из крупных российских холдингов в течение нескольких лет ИТ-служба финансировалась по принципу латания дыр. После смены руководителя службы ситуация изменилась коренным образом. Благодаря новому руководителю ИТ-подразделений акционеры и руководство компании осознали необходимость смены приоритетов развития ИТ. А бюджеты отдела выросли на порядок в соответствии с новым видением руководства».

Это хочется слушать стоя (Once upon a time...). Андерсен отдыхает (не Артур, а Ганс-Христиан)37.

Ну и просто невозможно пройти мимо незаурядного явления на российском рынке консультационных услуг — проекта группы БИГ под названием «Семь нот менеджмента». Серия компактных статей в журнале «Эксперт», первое издание книги, карманное издание, расширенное издание, серия выездных семинаров, предваренных хорошей рекламой... Эффект — просто потрясающий. Редкий директор из когорты молодых, перспективных руководителей не цитировал эту книгу, призывая подчиненных скорее внедрять описанные в ней новые идеи у себя на предприятии. Контроллинг, бюджетирование, стратегия, маркетинг, управленческий учет — и все это «в одном флаконе». Все — с подкупающей простотой и доходчивыми примерами. С симпатичными схемами и меткими афоризмами.

Просеивание текста книги через сито целесообразности и инструментальности оставило только название программных средств «БИГ-Мастер» и необходимость обратиться к консультантам фирмы БИГ за разъяснениями — как это все делать на практике?

При несомненной пользе с точки зрения ликбеза для директорского корпуса из книги слишком явно «торчат уши» софтверного реинжиниринга.

Поиски парадигмы реинжиниринга бизнес-процессов заставили нас подняться на мета-уровень и там искать эпистемологические корни новой дисциплины. В ходе поисков пришлось обратиться и к общей семантике А. Кожибского, и к прозрениям Ф. Капры в «Дао физики», и к трансформационной грамматике Н. Хомского, но это — предмет следующих публикаций.

В «сухом остатке» настоящей статьи — выделение из обширного рекламного сопровождения рационального зерна реинжиниринга, подтверждение того факта, что эта концепция действительно содержит в себе новую парадигму, которую еще предстоит детально описать. И после этого она, несомненно, займет достойное место в арсенале управленческих консультантов. Пока же торопливые попытки «серфинга» на волне интереса к новой концепции, как правило, приводят к поверхностным статьям и монографиям, подающим привычные приемы «под новым соусом».

Сноски

  1. Hammer, Michael & Champy, James. Reengineering the Corporation: A Manifesto For Business Revolution, Harper Business, 2001.

  2. Мантра — это вспомогательное средство, обычно слово или фраза, путем многочисленного повторения вслух способствующее тому, чтобы разум не затерялся в собственных фантазиях. (http://www.medit.by.ru/meditation/mantra.html).

  3. The Hocus-Pocus of Reengineering. Paul A. Strassmann. Across The Board, June 1994.

  4. Слезингер Г.Э. Совершенствование процессов управления предприятием. — М.: Машинстроение, 1975. — с. 7—8.

  5. Хаммер М., Чампи Дж. Реинжиниринг корпорации: Манифест революции в бизнесе./Пер. с англ. — СПб.: Издательство С.-Петербургского университета, 1997. — 332 с.

  6. Паршин А. Теория и практика перевода. (http://www.teneta.ru/rus/pe/parshin-and_teoria-i-praktika-perevoda.htm).

  7. Хаммер М., Чампи Дж. Реинжиниринг корпорации: Манифест революции в бизнесе/Пер. с англ. — СПб.: Издательство С.-Петербургского университета, 1997. — 332 с.

  8. Hammer, Michael & Champy, James. Reengineering the Corporation: A Manifesto For Business Revolution, ISBN 0-06-662112-7, Harper Business, 2001, p. 36.

  9. Хаммер М., Чампи Дж. Реинжиниринг корпорации./Пер. с англ. — СПб.: Издательство С.-Петербургского университета, 1997. — с. 61.

  10. Hammer, Michael & Champy, James. Reengineering the Corporation, Harper Business, 2001, p. 85.

  11. Ойхман Е.Г., Попов Э.В. Реинжиниринг бизнеса. — М.: Финансы и статистика, 1997. — с. 54.

  12. Hammer, Michael & Champy, James. Reengineering the Corporation, Harper Business, 2001, p. 38.

  13. Хаммер М., Чампи Дж. Реинжиниринг корпорации./Пер. с англ. — СПб.: Издательство С.-Петербургского университета, 1997, с. 63.

  14. John Grinder’s Future Vision for NLP, Patrick E. Merlevede, june 1997, http://ourworld. compuserve.com/homepages/PatrickM/john2.htm.

  15. Гриндер Дж., Бэндлер Р. Из лягушек в принцы (Вводный курс НЛП тренинга). — Сыктывкар: Издательство «Флинта», 2000. — с. 19.

  16. Гриндер Дж., Бэндлер Р. Структура магии (том 1), с. 23.

  17. Гриндер Дж., Бэндлер Р. Структура магии (том 1), с. 32—33.

  18. Hammer, Michael & Champy, James. Reengineering the Corporation: A Manifesto For Business Revolution, ISBN 0-06-662112-7, Harper Business, 2001, p. 14.

  19. Хаммер М., Чампи Дж. Реинжиниринг корпорации: Манифест революции в бизнесе/Пер. с англ. — СПб.: Издательство С.-Петербургского университета, 1997. — с. 31—32.

  20. Аксаков К. О русских глаголах. — М.: Типография Л. Степановой, 1855. — с. 5.

  21. Там же, с. 11.

  22. Там же, с. 16—17.

  23. Там же, с. 5.

  24. Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. — М.: Учпедгиз, 1956. — с. 165.

  25. Там же, с. 166.

  26. Там же, с. 169.

  27. Там же, с. 169.

  28. Ойхман Е.Г., Попов Э.В. Реинжиниринг бизнеса. — М.: Финансы и статистика, 1997. — с. 18.

  29. Кузьмичева И.А. О сущностных характеристиках инфинитива. http://www.pomorsu.ru/ ScientificLife/Library/Sbornic2/article10.htm.

  30. Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. — М.: Учпедгиз, 1956. — с. 130.

  31. Там же, с. 131.

  32. Software ( англ.) — программное обеспечение.

  33. АСУП — автоматизированная система управления производством.

  34. ГАП — гибкие автоматизированные производства.

  35. Колесников С.Н. Бизнес процесс реинжиниринг и внедрение автоматизированных систем управления. http://www.economics.ru/avt-upr/metod/bpr.htm.

  36. Львов Б. ИТ: что делать и кто виноват?//Ведомости. – 2001. — 4 июня. — с.Б6.

  37. Случайно или неслучайно г-н Львов выбрал сказочно-метафорическую форму изложения — судить сложно, но отметим, что одной из новейших техник нейро-лингвистического программирования (НЛП) является воздействие на подсознание пациентов именно с помощью метафор и сказок.

Ждем ваших звонков:
+7 (812) 6703162
191015, Россия, Санкт-Петербург,
Фуражный пер., д.3
© 1999-2019 Бизнес Инжиниринг Групп
Написать письмо в службу поддержки сайта Бизнес Инжиниринг Групп
admin@bigc.ru www.bigc.ru  
  Рейтинг@Mail.ru
Главная Новости Контакты Поиск Персональный раздел
© 2006-2007 Разработка сайта - компания Lenvendo Работает на “1С-Битрикс: Управление сайтом”